plynius_secund (plynius_secund) wrote,
plynius_secund
plynius_secund

публикационная политика

Уважаемые коллеги, я хочу обсудить один вопрос, имеющий первостепенное значение для нашей науки, редко поднимавшийся публично, но очень важный ввиду планируемых реформ. Речь идет о нашей публикационной политике. Буквально в последние месяцы большинство из нас узнало, что такое индекс Хирша – этот показатель начали затребовать то в одной, то в другой анкете. Индекс Хирша отражает цитируемость Ваших статей. Предлагается указывать его по РИНЦ или по WoS. Все знают, что в РИНЦ он у некоторых выше, чем в WoS, так как в РИНЦ учитывают самоцитирование, и если ты на совесть потрудился, цитируя в каждой своей работе все предыдущие, наберешь какой-никакой индекс даже при нулевом цитировании коллегами. Но, допустим, этот косяк исправят.
Анализ показывает, что у подавляющего большинства ученых самые цитируемые работы (дающие этот индекс) - опубликованы на английском. В иностранном журнале или, в меньшей степени, в нашем, имеющем английскую версию. (Я не беру экономистов, печатающихся в «Вопросах экономики» - там, по-видимому, какая-то отдельная песня. Но особо много они и не набирают.) Исключения очень редки. Если возникнут вопросы, я готова привести примеры со страничек в РИНЦ наших коллег с высоким Хиршем. Да и у меня самой Хирш дают публикации на английском.
Так какова наша стратегия?
Будем держаться все же за русский язык? Сейчас редакторы русскоязычных журналов, обладающие административным ресурсом (директора, деканы), случается, собирают сотрудников, убеждают и даже обязывают их публиковаться в этих журналах, заведомо зная, что эти публикации, скорее всего, ждет печальная судьба в плане цитирования.
Берем ли мы курс на англификацию или нет?
Обратимся к опыту других стран. Все знают, что в Германии почти во всех областях наука была хорошо развита, в 19 и начале 20 века основным языком науки был немецкий, ученым разных стран полагалось его знать. Но ситуация изменилась. Немецкий был вытеснен английским. Немцам вряд ли это было приятно. Однако жизнь заставила их перестраиваться. Беру близкие мне области – биологию, ботанику, эволюцию растений.
Журнал Österreichische Botanische Zeitschrift, выходивший с с 1851г на немецком языке, с 1974 года стал выходить как Plant Systematics and Evolution на английском и стал одним из наиболее авторитетных журналов в этой области. Журнал Botanische Jahrbücher держался на немецком с 1880 до 2010 года, и с этого года тоже стал публиковаться на английском как Plant Diversity and Evolution. Возможно, это был один из последних немецко-язычных журналов. Насколько мне известно, то же самое в других областях. Annalen der Physik выходят на английском.
Французы держались за свой язык дольше немцев (как известно, у французов собственная гордость – у них даже компьютер – un ordinateur, а не computer). Журнал Comptes Rendus Biologies (бывший биологический выпуск журнала Comptes Rendus de l'Académie des Sciences, издававшегося под немного другим названием с 1835г) публикует статьи, как указано, на французском и английском. Если в выпусках 1997 года было по 5-6 статей на французском (из 10-12), то в 2012г не в каждом промелькнет хотя бы одна статья на французском. И то посвященная специфической теме, например, изданию «Флоры Франции». Журнал Adansonia, издаваемый Парижским музеем естественной истории: №1 за 2013 год – 10 статей, 1 на французском, остальные на английском.

Китай. Журнал Acta Phytotaxonomica Sinica выходил с 1951г на китайском языке. Постепенно стали добавлять английские abstract. Затем (примерно с середины восьмидесятых) – для некоторых статей даны и китайский и полный английский вариант статьи. Или статьи печатаются так, чтобы было понятно англоязычному читателю (все таблицы и подписи к рисункам, основные положения и выводы даны на английском). С 1 номера 2008 года журнал меняет название на The Journal of Systematics and Evolution, становится международным и расширяет сферу интересов, учитывая современные тренды. И с 2009г публикует статьи только на английском.
И, ещё : на сайте журнала (http://www.jse.ac.cn/archive.aspx) в свободном доступе pdf -файлы статей из всех выпусков журнала с 1951 года. Вот как поступают, когда люди решительно хотят повысить цитируемость.
У нас – около десятка журналов по биологии, издаваемых МАИК Наука /Interperiodica, имеет английские версии. При этом только один журнал, по-видимому, признаёт себя в какой-то степени международным: «Ежемесячный журнал Биохимия (Москва) – это международное английское издание российского научно-исследовательского журнала Биохимия.» Его IP-1.058 (2012) , и это самый высокий из всех, которые я проверила (признаюсь – не все подряд, но многие, по всем наукам, не только по биологии). У большинства журналов 0.1-0.4, редко – 0.7, у многих импакт-фактора нет совсем.
Мне известно, что есть действительно международные англоязычные журналы, издаваемые в заграничных издательствах с преимущественным участием и по инициативе наших ученых. К таким относится, например, “Comparative cytogenetics (International Journal of Plant and Animal Cytogenetics, Karyosystematics, and Molecular Systematics) , ранее издававшийся на русском в ЗИНе. Но, по-видимому, таких очень мало.
Отдельный вопрос – очень низкое полиграфическое качество некоторых издаваемых у нас журналов, особенно иллюстраций. При этом несоразмерно высокие цены за журнал и уже очень ощутимые для сотрудников доплаты за, например, цветные иллюстрации. При той же неуверенности в качестве.
Будем и дальше стараться опубликовать что получше - на английском (не всегда это легко получается, конкуренцию никто не отменял), а что похуже – на русском (как сейчас обычно и делаем)? Ну и какие импакт-факторы будут у наших журналов? Они и сейчас снижаются. Знаю, что у журнала Биохимия пять лет назад он был в полтора раза выше чем в 2012г. Насколько это нужно? Будем ли сохранять в полной мере курс на публикации на русском? Тогда надо откинуть все Хирши.
Или будем, как все, ориентироваться на практически полный переход на английский? Это потребовало бы очень заметных усилий от всех, так сказать, участников движения, в том числе и по более уверенному владению языком (я уже писала, что у нас оплата курсов английского для молодого сотрудника из средств гранта была признана нецелевым расходованием и деньги обязали вернуть). Но надо как-то определяться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments