?

Log in

No account? Create an account
Об одной счастливой осени на картошке.
клюни
plynius_secund
Вчера Кураев в своем блоге поместил пост «Снова на картошку», в котором сообщил, что «22 сентября 2018 года кафедрой теологии Псковского государственного университета была организована добровольческая поездка студентов и преподавателей, на подворье Спасо-Казанского Симанского женского монастыря для помощи в сортировке и переноске картофеля.»

Народ принялся обсуждать, вспоминать.
«Татарстанские студенты досрочно покинули Крым, куда уехали на производственную практику (сбор винограда). Поводом послужили плохие условия проживания, недостаток питания, ….плохая оплата. За продуктами приходилось ходить в магазин 2,5 километра. По приезде домой молодые люди намерены обратиться в прокуратуру.»

И вспомнился мне наш колхоз на первом курсе. Я не такая уж поклонница Михаила Веллера, но одна его фраза запала мне в душу. Он описывал, как поступил на филфак ЛГУ, и их сразу же послали на картошку, и далее он пишет: «Началась лучшая осень в моей жизни». Пожалуй, и я подпишусь под этим. Может, не самая лучшая, но одна из.

Не знаю, как сейчас, но тогда – поступить в университет ощущалось как огромная удача и, в общем, счастье. Позади – жуткие переживания (шесть экзаменов сдавали – сочинение, физика, химия, математика, язык, биология). Впереди – заманчивая студенческая жизнь и новые, пока неизвестные, друзья. Всё с чистого листа.
Нам сразу объявили, что через несколько дней – на месяц в колхоз. С собой надо взять сенник (такая большая наволочка чтобы набить её сеном и спать на ней), миски-ложки, рабочую одежду и по килограмму лука, в колхоз же ехали, в начале сентября:) Собрали нас на будущей площади Сахарова (меж 12 коллегиями, БАНом и истфаком), рассадили по автобусам и повезли. Колхоз за 100 км от Ленинграда в сторону Выборга.

Условия жизни были такие. Заброшенная школа на краю маленькой деревни. До ближайшего дома – несколько сот метров. До села, где останавливается рейсовый автобус и есть магазин – 7 километров. Где врач, если что – понятия не имели. В доме – две комнаты, одна – метров 20-25, другая – 10-12, между ними печка. Свет был. Мебели никакой. В большой комнате на полу расположилось 20 девиц, в маленькой – 10 парней. Рюкзаки – в ногах. Если одежда промокала, сушили, положив её под свой матрас. Крыша, к счастью, не протекала.
Из колхоза нам привезли сколько-то кирпичей, горбыля, немного досок и гвоздей. Наши молодцы сделали около дома что-то вроде плиты, сбили длинный стол и лавки. Позже сделали навес над ними. Из колхоза нам доставляли картошку и молоко. Хлеб, крупу покупали в магазине на свои, еду варили по очереди. Умывались из умывальника на улице. Вода – из колодца. Ни о какой бане даже речи не было. По воскресеньям иногда мотались в город. Дома мылись и кое-какую еду привозили в колхоз. Однажды, когда возвращались с автобуса ночью, было северное сияние – светло как в облачную белую ночь, 7 км прошли запросто.
Картошку мы подбирали за копавшим её трактором. На поля с картошкой нас возили на открытом грузовике с лавками. Так было еще несколько лет, пока однажды такой грузовик не опрокинулся, насмерть придавив студентку. Тогда это запретили.

Жили мы очень дружно и весело. Сразу присвоили многим прозвища, некоторым - из греческой мифологии, отдельные сохранились надолго (Деметра, Кентуля), староста курса – Зевс. Гитары ни у кого не было, но пели мы всё время (когда не спали и не ели), так сказать, акапелла. Тогдашний небогатый студенческий репертуар «Коперник целый век трудился», «По рюмочке по маленькой», «Электричество», Вертинский, Окуджава.
Всё было хорошо, погода была хорошая, месяц пролетел, мы купили в магазине водки (другого не было), справили отвальную и, собравшись наутро, стали ждать автобус ехать домой. Вместо этого приехал аспирант и сказал, что нас оставляют еще на две недели. Тут зарядили дожди и стало погрустнее. Но – продержались. За работу получили, если верно помню, рублей по 7-8 (стипендия была 35р, повышенная – 43р).

Когда начались занятия, нас разбросало по разным академическим группам, потом – по разным кафедрам. Но наша колхозная компания не распалась и поддерживает ту дружбу до сих пор. И вспоминаются эти полтора месяца в ужасных условиях как очень счастливое время. Но вот остались бы у нас такие же яркие и светлые воспоминания, если бы мы жили в комфортных условиях? Не знаю. Не уверена.

Китаист академик В.М.Алексеев, описывая свое путешествие по Китаю, совершенное в 1907 году, писал: «Как хорошо чувствовать себя свободным от повседневности, от эфемерных желаний удобств и богатства».
Мы живём со всё большим комфортом, всё более от него зависим. Не лишаем ли мы себя иногда ярких впечатлений?

Двойной контроль в культурной столице.
клюни
plynius_secund
Всё спешно доделывают к ЧМ-18, асфальт и т.п. Но вот так как-то выходит, что петербуржцы предстанут перед гостями как самые нечестные пассажиры автобусов/ троллейбусов/трамваев. Посудите, мы должны, войдя, приложить проездной к валидатору, который прикреплен к стойке, а потом еще раз подойдет кондуктор со своим валидатором и проверит, есть ли у вас проездной, и приложили ли вы его к тому валидатору. Когда автобус пустой – ничего еще. Но когда битком, прикладывать проездной и потом держать в руке, ожидая, когда к тебе протиснется кондуктор, или опять доставать его – неудобно, но делать нечего, положено по правилам.

История этого такая. Несколько лет назад, примерно когда в Москве честно и грубо установили в каждом автобусе и др. турникет при входе в первую дверь, у нас упразднили кондукторов и поставили эти валидаторы. Прекрасно, полное доверие, цифровое там что-то, и так мы и жили пару лет. Потом понемногу начали возвращать кондукторов, но валидаторы оставили. Поначалу пассажиры сердились: «Я же приложил, чего еще прикладывать?». Потом смирились. Некоторые кондукторы, когда видят, что пассажир приложил, больше к нему не подступают. Некоторые – принципиальные, требуют со всех.

В некоторых автобусах у нас в городе нет ни валидаторов, ни кондукторов, по-простому водитель проверяет наличие проездного при выходе (значит, такое возможно). В Вене, кроме контролеров (взимающих, если что, очень чувствительный штраф), вообще никакой проверки. А что дает двойной контроль кроме некоторой обиды?

Экономика всего этого мне не ясна. Интересно, сколько стоит валидатор, кто их производил (версия – родственники начальника по транспорту, так что вряд ли они дешевые), кто их обслуживает, и главное – зачем? Может, мне что-то неизвестно? Предполагаю, скоро валидаторы уберут, подождут, пока о них забудут, а потом придумают какие-нибудь другие, усовершенствованные, и опять закупят. А может, и сразу заменят. Кризис всё-таки. Для этого надо будет плату поднять, конечно. Может, вот такой экономический смысл. Но обидно всё же.

Об искусстве пафоса и об оскорблениях чувств.
клюни
plynius_secund
Посмотрела фильм «Темные времена» – про Черчилля, несколько дней в мае 1940 года. Перевод названия неточный, “Darkest hour” - лучше было бы “Самый черный день». Очень хорошее исполнение главной роли Гэри Олдманом, получившим за неё «Оскара». Черчилль только что назначен премьер-министром и стоит перед выбором – бороться ли стране с Гитлером (хотя сотни тысяч британских солдат, почти вся армия, уже окружены на французском побережьи, где Дюнкерк) или пытаться договориться с ним, за что выступают министр иностранных дел Галифакс и бывший премьер Чемберлен.

Вот умеют англичане снимать пропагандистские фильмы. Я в этом убедилась, еще посмотрев фильм «Долгота» - про историю изобретения морского хронометра, его испытаний и реставрации через много лет первых образцов. Они владеют тонким искусством пафоса, от которого не тошнит. Есть в фильме про Черчилля, незадолго до конца, пафосная сцена на грани фола. Вымышленная. Якобы король советует Черчиллю узнать настроения простого народа, и тот, похоже, впервые в жизни, спускается в метро. Народ узнаёт премьера, и на вопрос, не договориться ли с Гитлером, дружно отвечает «Никогда». Там в вагоне – весь дежурный набор – тетки, работяги, непременная маленькая девочка и даже чернокожий, подсказывающий премьеру строчку, когда он цитирует хрестоматийный стих. По описанию – ходульная сцена. Но я прочла рецензию в английской газете, автор которой признавался, что плакал в этом месте, и я ему верю, и у меня щекотало в носу, хотя, казалось бы, что мне Гекуба. Как достигается эффект? В чём дело?

Может быть, в том, что Черчилля в фильме показывают с юмором. Много раз – в халате, надетом на ночную рубашку, и босиком, выходящим из ванной или туалета, он то и дело прикладывается к спиртному (Как Вы можете столько пить, спрашивает король, «Закалка», отвечает Черчилль), и весь его облик, очень сложный грим (актер практически неузнаваем), сделан так, чтобы он был смешным. А он, ведь, национальный герой. Когда он умер, ему устроили государственные похороны. «Этой чести за всю историю Великобритании до Черчилля было удостоено лишь десять выдающихся людей, не являвшихся членами королевской фамилии, среди которых были физик Исаак Ньютон, адмирал Нельсон, герцог Веллингтон. Похороны Черчилля стали крупнейшими по масштабу государственными похоронами за всю историю Великобритании. Гроб, покрытый государственным флагом, поставили на лафет (это был тот самый лафет, на котором в 1901 году везли останки королевы Виктории), который везли 142 матроса и 8 офицеров военно-морских сил Великобритании. Было произведено девяносто орудийных залпов — по одному на каждый год жизни покойного. ». Они, вообще-то, знают толк в пафосе. Похороны Маргарет Тэтчер в 2013г. имели статус «церемониальных» - на ступень ниже государственных.

Я не могу вспомнить, когда у нас хоть кого из государственных деятелей и национальных героев в пропагандистском фильме изобразили хоть немного смешным. А их национальных героев, получается, юмором оскорбить нельзя. В частности, Черчилль и сам владел юмором виртуозно, он бы нисколько не обиделся, еще бы и добавил чего-нибудь. Во всяком случае, в фильме про него ложка пафоса в бочке юмора пронимает зрителя наверняка и наповал. По каким-то законам контраста, что ли.

Вспомнилась другая пафосная сцена, в другом их фильме – телевизионном «Черная гадюка». В фильме участвовали лучшие британские комики – Рой Аткинсон, Стивен Фрай, Хью Лори и другие. В той серии дело происходит во время Первой мировой войны (для англичан Great war). В самом конце смешные и нелепые герои идут в атаку, потом затемнение, и потом, долго, бескрайние поля цветущих алых маков. Сцена действует безотказно и была признана лучшей за всю историю британского телевидения.

А у нас юмор может быть направлен только против врагов, желательно т.н. сортирный, коим владеют и теперь часто применяют многие политики и телевизионщики. Но такое умение исключает владение другим, который считается проявлением высокого интеллекта, часто направлен на себя и даже (о, ужас) на свои идеалы. Вспомнилось одно определение, что такое еврейские анекдоты (а они очень хороши бывают). Это – не комедия, рассказанная смешно, а трагедия, рассказанная смешно. Но наши начальники от культуры по своему скромному разуму считают трагедию, рассказанную смешно, оскорблением чувств. Вспоминаем недавнюю борьбу, оказавшуюся невольной (и успешной) рекламной компанией, против весьма среднего фильма «Похороны Сталина». Кто же из режиссеров будет рисковать? Деньги выделяют на чистый беспримесный пафос, который в результате часто вызывает не слезы, а чувство неловкости, и выглядит нелепым вплоть до смешного, многократно снижая и даже убивая пропагандистский эффект.

Как умна, изящно лукава и в сущности добра жизнь..(с)

Еще одна Соколиная гора или не рой другому яму.
клюни
plynius_secund
Тут недавно, в блоге maxnicol один человек напомнил о древнеримском предложении, согласно которому «всякий, вносящий новый закон или инициативу, должен это делать с петлей на шее. И если инициатива не находит поддержки абсолютного большинства, то тут же подвешивать сукинова сына за шею».
Соколиная гора – район Москвы. Но я имею в виду парижскую Соколиную гору.
Если бы мне нужно было рассказать историю, иллюстрирующую известное «Не рой другому яму, сам в неё попадешь», пожалуй, самая выразительная – про неё, про Монфокон. Она как-то мало известна у нас, я и сама о ней узнала не так давно.

Монфоко́н (Gibet de Montfaucon) это были, к северо-востоку от Парижа, владения графа Фалькона (Фокона). Montfaucon (от фр. mont — гора, и фр. faucon — сокол, буквально «Фоконова (Соколиная) гора»). Ангерран де Мариньи был советник короля Филиппа IV Красивого, камергер, распорядитель и смотритель Лувра, участвовал в уничтожении Ордена тамплиеров. Где-то на рубеже XIII—XIV веков по его проекту в этих местах была воздвигнута огромная каменная виселица. Виселица представляла собой трёхъярусное сооружение 12 метровой высоты, квадратной в плане формы, со сторонами в 14 метров. По трём сторонам это были стены с проемами 2х4 метра. С балок свисали цепи, на которых вешали приговоренных. С четвертой стороны сооружение было снабжено лестницей, по которой поднимались осужденные и палачи и воротами, ключ от которых был у палачей. Одновременно на Монфоконе могло быть повешено до 45 человек. По замыслу автора проекта, жуткое зрелище множества разлагающихся тел повешенных должно было производить впечатление на подданных короля и предостерегать их от серьёзных правонарушений.
Как пишут «на некоторых гравюрах можно увидеть, что в одной «ячейке» могли быть повешены сразу двое приговорённых, и в этом случае число возможных повешенных доходило до 90.»

Тела повешенных оставлялись на виселице до частичного (по другим сведениям – полного) разложения, после чего трупы сбрасывались в специальный каменный колодец в цоколе Монфокона, поскольку было законодательно запрещено хоронить повешенных по христианскому обычаю. Вокруг всегда вились тучи ворон. Последняя казнь на Монфоконе была произведена около 1629 года, после чего сооружение было заброшено и обветшало, но всё равно производило гнетущее впечатление. К 1760 году оно практически полностью разрушилось. После создания гильотины в 1790 году были разобраны последние столбы, напоминавшие о гигантской каменной виселице. В настоящее время никаких следов виселицы Монфокон в Париже не сохранилось. Память о ней хранят лишь гравюры разных авторов и упоминания в литературе.

Главное для меня в этой истории вот что. После смерти короля Филиппа IV Ангерран впал в немилость у нового короля Людовика X Сварливого. Стараниями дядюшки молодого короля, Карла Валуа, министра обвинили во многих тяжких преступлениях (казнокрадство, измена, колдовство), с помощью лжесвидетелей подтвердили его вину и приговорили к повешению. Жену де Мариньи приговорили к тюремному заключению. Всё их имущество перешло в государственную казну. Ангерран де Мариньи был повешен 30 апреля 1315 года на Монфоконской виселице. Казнь эта описана в романе Мориса Дрюона «Узница Шато-Гайара» из цикла романов «Проклятые короли».

Картинку не даю, так как она может скоро исчезнуть (защищена авторским правом), но погуглите, зрелище того стоит.
Я бы эту поучительную и запоминающуюся историю (с картинкой) помещала в школьные учебники (для старших классов).

Мы против властей не бунтуем или мафия бессмертна. «Сицилийская вечерня» в Мариинском. Премьера.
клюни
plynius_secund
Я уже давно не рискую ходить на драматические спектакли, не выведав предварительно через знакомых и Инет всё, что возможно, о конкретном спектакле. Но вот с оперой я была легкомысленно беспечна. Уже попалась однажды, в той же Мариинке, с «Дон-Жуаном», поставленным немецкими товарищами – режиссером и художником. Герой был решен не как соблазнитель, а как насильник. В начале спектакля он, в штанах, заправленных в сапоги, и каком-то сюртуке, похожий на русского купца, но с длинными волосами, схваченными резинкой, пырнул командора ножом раз пять. Ну и так далее. У певца был еще и голос с манерными интонациями, это было тяжело слушать, не говоря о том, чтобы смотреть. Но это было два года назад, и я опять расслабилась. И пошла на «Сицилийскую вечерню».

Я никогда не слышала эту оперу вживую. А в далеком детстве, когда мама с папой ходили в театр, они приносили оттуда такие печатные программки на декаду – пухлые тетрадки на тонкой бумаге, где было про все предстоящие спектакли – действующие лица и исполнители, а для опер и балетов еще и содержание. А я в 5-6 лет читала всё, что попадет в руки, и в ту пору прекрасно знала содержание всех опер-балетов, шедших в Ленинграде. Тогда шла и «Сицилийская вечерня». Там дело происходит в средние века на Сицилии, патриоты-сицилийцы борются с тираном-французом, один из патриотов оказывается его сыном, у него возлюбленная, они собираются пожениться, но звон свадебных колоколов служит сигналом к восстанию, сицилийцы восстают, убивают тирана. Вполне подходящее содержание для советского театра. Но с тех пор много десятилетий эта опера не шла в стране. И вот премьера.

В первый вечер были звёзды – Гулегина, Абдразаков, Сулимский. Отзывы об исполнении – разные. Во второй, когда мы были, – имена потише, но пели, на мой взгляд, неплохо.

Но не в этом дело. Оказалось, что постановщик – француз Арно Бернар – перенес действие в Америку в 20-30е годы 20 века. Вместо сицилийцев-патриотов – сицилийцы-эмигранты, члены мафии. А вместо французского (ага!) тирана – американский глава полиции, которого в программке еще и именуют «комиссаром» (как Мегре же). Под дивную музыку увертюры нам демонстрируют на экране американские фото тех времен – статую свободы,эмигрантов, сходящих с парохода, портреты мафиози, рассказывают про сухой закон и т.д. Потом занавесы слегка приоткрываются сверху и с боков, и в освещенном прямоугольнике мы видим сценку – несколько человек избивают кулаками и ногами одного, я бы сказала весьма натурально, без всяких оперных условностей. По-видимому, это длилось несколько секунд, но казалось невыносимо долго. Потом свет погас, а потом – еще такая же сценка. Человек подвешен за ноги над большим тазом и с ним тоже что-то ужасное делают, пока он не затихает, по-видимому, умерев. (Между прочим, в программе стоит Возрастная категория +12; опера Енуфа - +16, уж не знаю, что там такое делают на сцене, не ходила).

Ну и далее всё в том же духе. Вместо Палермо (место действия в оригинале) - кафе «Палермо», вместо танцев на балу (там по либретто в третьем действии около полу-часа занимает балет в замке Монфора-тирана) – танцы в кабаре, как бы голые танцовщицы кривляются, потом они же с огромными веерами из перьев в духе Фоли-Бержер 20-х годов, потом канкан и т.п. Всё это под музыку Верди, при том, что весь строй и ритмика этих танцев с нею ну никак не сходятся, и удовольствия никакого не получаешь, одно раздражение. В конце сцена в ресторане, напоминающая сцену из «В джазе только девушки», после которой двум героям фильма и приходится скрыться – из торта вылезает человек с автоматом (буквально), всех расстреливают и всё. Только в фильме это была разборка межлу разными бандами, а здесь стреляют в полицейских. И почти во всех картинах на сцене какая-то безумная мельтешня, мешающая слушать певцов и музыку. Когда в одной картине четыре героя поют перед занавесом, отдыхаешь душой. Ну, в результате опера кончается победой мафии. Вместо начала борьбы за свободу Сицилии, напоминаю.

При этом текст над сценой – перевод (почему-то в этот раз только на русский) оригинального либретто, т.е. про сицилийцев, про плюмажи на шлемах, и много других деталей не соответствующих изображаемому.

Режиссёр-постановщик разъясняет (в программке), что русской публике не интересно про Сицилию 13 века (ага, долой Аиду, Симона Боканегро и еще пару десятков этих замшелых сюжетов), а вот, наоборот, сюжет про мафию ей гораздо более близок (при этом политкорректно ссылаясь на большой интерес к «Крестному отцу» и «Однажды в Америке» знакомство с ними). Что ж, молодец. Решил много своих задач сразу. Защитил родную Францию (Монфор-тиран-то французом был в оригинале, долой это), продемонстрировал, что этим русским чужда сама идея борьбы за свободу, а вот мафия им близка и дорога. Интересно будет почитать, что напишут в заграничных газетах, если театр вывезет эту постановку хоть куда-то. Думаю, что вот это примерно и напишут, а мы обидимся, что это русофобия, хотя русофобия – как раз эта постановка.

Это, если что – моё оценочное суждение, потому что уже встретила в сети пару восторженных отзывов от неизвестных мне личностей. Некоторые зрители уходили после 2-го действия, некоторые – между картинами. Многие – после окончания, до аплодисментов (как мы), но овации были, сколько при том было народу, не видела, в гардеробе сразу было много.

Но какая потрясающая музыка. Столько чудных арий, редко исполняемых, не избитых. Стоит пойти, взяв с собой повязку на глаза – как для того, чтобы спать в самолете.

P.S. В той же программке режиссер рассказывает “Мой Прочида – не кто иной как Лаки Лучано. Это был гений организованной преступности.» Его фото показывают в начале оперы, под увертюру. Погуглила Lucky Luciano. И сразу же нашла московский ресторан Lucky Luciano. На новом Арбате. «Ценовая категория : демократичный. Кухня: европейская». Герой же. А тот Прочида – главный сицилийский заговорщик по либретто.

P.P.S. Поискав еще немного в Инете, нашла старый (2014 года) пост Е.Холмогорова о книге Стивена Рансимена «Сицилийская вечерня. История Средиземоморья в XIII веке». Спб., Евразия, 2007.

Он высоко оценивает книгу и далее пишет: «Это не только интереснейший исторический детектив о великолепной византийской интриге, но и пример для Донбасса как действовать, если его будут сливать. Сицилийский урок, полагаю, сегодня вполне может пригодиться восставшим частям русского народа, борющимся за свою свободу. Арагон пытался «слить» Сицилию, но сицилийцам достало мужества, чтобы этим попыткам слива не подчиниться, остаться на какой-то момент одним против всех и, все-таки, добиться своего.»

Не читал Бернар (и прочие причастные к данной постановке) Холмогорова. Или как раз читали?

Бывают странные сближенья
клюни
plynius_secund
В средней школе я изучала французский язык. Там мы и учили «Песню партизан» на хорошо тогда знакомую мелодию «По долинам и по взгорьям». Слова первого куплета помню до сих пор (кажется, никаких других песен на французском в школе не задавали)

Par le froid et la famine
Dans les villes et dans les champs
A l’appel du grand Lénine
Se levaient les partisans.

И вот, недавно, по наводке mmekourdukova, я узнала, что на youtube есть целая подборка песен французских скаутов – разного характера. Посмотрела. И вдруг – «Les partisans blancs”. Стала слушать – знакомые мотив и слова, но про Ленина не слышно. Погуглила, и что же выяснилось: есть две песни на эту мелодию на французском, и про красных, и про белых партизан. Вот как выглядит первый куплет в «белом» варианте.

Dans le froid et la famine,
Dans les villes et dans les champs,
A l'appel de Dénikine,
Marchaient les Partisans Blancs.

А остальные куплеты совсем разные.
Красный:
Pour reprendre le rivage
Le dernier rempart des blancs
Par les monts et par les plaines
S’avançaient les partisans. (bis)

Notre paix, c’est leur conquête
Car en mil neuf cent dix-sept
Sous les neiges et les tempêtes
Ils sauvèrent les Soviets. (bis)

Écrasant les armées blanches
Et chassant les Atamans
Ils finirent leur campagne
Sur les bords de l’Océan. (bis)

Белый:
Sabrant les troupes bolcheviques,
Et ralliant les Atamans,
Dans leurs campagnes épiques,
Ils traquaient Trotsky tremblant.

C'est pour la Sainte Russie,
Pour la vieille tradition,
Pour la gloire et la patrie,
Que luttaient ces bataillons.

Votre gloire est immortelle,
Volontaires et officiers blancs,
Et votre agonie cruelle,
La honte de l'occident.

Кто авторы обоих французских текстов, выяснить не удалось, но что меня больше всего удивило, что в первом куплете заменили только Dénikine на grand Lénine. При том мне кажется, что это весьма поздняя переделка (может, специально для советских школьников?). Во французской Википедии «красный» вариант назван «Chant des partisans de l'Amour», что, по-видимому, на слух звучит весьма забавно для тех французов, кто слабо знаком с географией Азии и её реками.

В перестройку неоднократно слышала, что ««По долинам и по взгорьям» - переделанный марш дроздовского полка.

Сейчас в русской Википедии написано так:
««По долинам и по взгорьям» («По долинам, по загорьям») — популярный военный марш времен Гражданской войны.
С началом Первой мировой войны писатель В. А. Гиляровский написал текст «Марш Сибирского полка». На мотив марша во время Гражданской войны было написано несколько вариантов текста:
• Марш Дроздовского полка («Из Румынии походом Шёл дроздовский славный полк, Во спасение народа Исполняя тяжкий долг…», 1918 либо 1919)
• Гимн махновцев (1919)
• Марш дальневосточных партизан (1922)»
Почитав, что пишут на разных сайтах – (https://www.proza.ru/2015/04/04/2001, www.norma40.ru/chd/podolinam.htm, делаю вывод, что автор музыки неизвестен, хотя иногда указывают Дм.Покрасса и А.Александрова.
Махновский вариант мало известный и весьма любопытный:
Махновщи́на, махновщи́на,
ветер флаги твои вил,
почерневшие с кручины,
покрасневшие с крови.

По холмам и по равнинам
в дождь и ветер и туман
через степи Украины
шли отряды партизан.

В Брест-Литовске Украину
Ленин немцам уступил —
за полгода махновщина
их развеяла как пыль.

Шли деникинцы лавиной,
собирались аж в Москву —
все их войско махновщина
покосила как траву.

Но удар народу в спину
нанесли большевики,
и погибла махновщина
от предательской руки.
Ты погибла, махновщина,
но дала завет бойцам.
Мы в суровую годину
сберегли тебя в сердцах.

Ты завет наш, махновщина,
на грядущие года,
ты хотела с Украины
гнать тиранов навсегда.
И сегодня, махновщина,
твои флаги вьются вновь.
Они черны как кручина,
они красные как кровь.

Ты воскреснешь, махновщина,
И буржуи побегут
Через степи Украины,
через тундру и тайгу.

Никакие реки крови
не зальют огонь борьбы.
Нас ничто не остановит.
Украине завтра быть!
Вариант:
Нас ничто не остановит.
Коммунизму завтра быть!

Что касается французов, то их Википедия добавляет, что та песня про партизан вдохновила писателя Мориса Дрюона (чьи предки по отцовской линии происходили из Оренбурга и Вильно, а отец покинул Россию в 1908г, за 10 лет до рождения сына) на идею песни французского сопротивления «Le Chant des Partisans». Как они пишут, он в 1942г прочёл в английской газете рассказ о битве под Смоленском, и проснулась его русская душа. Он вспомнил слово «партизаны». Мелодию и слова (сначала русские) написала эмигрантка из России Анна Смирнова-Марли, родившаяся в Петрограде 30 октября 1917 года, где вскоре погиб её отец, а мать с маленькими дочерьми уехала во Францию. Вдохновившись вновь, уже этой мелодией и словами, Морис Дрюон и его дядя с отцовской стороны, Жозеф Кессель (как пишут о нем французы – aventurier, journaliste, aviateur, résistant et romancier – журналист, авиатор, писатель, участник сопротивления, но на первом месте – искатель приключений, авантюрист) написали французский текст. Эту странную песню с многократным повторением одной музыкальной фразы мы слышали много раз, её исполнял Ив Монтан, Лео Ферре и многие другие, её сразу узнёшь. Её называли гимном французского сопротивления и т.п. Не знаю, пели ли её партизаны – скауты, видно, не пели, в том списке её нет.

Но вот еще одна песня скаутов. Мелодия знакомая. Да это же «Конармейская песня»:

По военной дороге
Шёл в борьбе и тревоге
Боевой восемнадцатый год.
Были сборы недолги,
От Кубани до Волги
Мы коней поднимали в поход.
На Дону и в Замостье
Тлеют белые кости,
Над костями шумят ветерки.
Помнят псы-атаманы,
Помнят польские паны
Конармейские наши клинки. и т.д.

Конармейская. Песня для голоса или одноголосного хора с сопровождением фортепиано сл. Сурков А., муз. Даниил Покрасс, Дмитрий Покрасс 1936
Песня буденовской конницы.


А о чём поют скауты? Два раза повторяют один куплет:

"Au revoir camarade
que le Seigneur te protège
sur la route où veillera ton ange.
Que la Vierge te montre
le chemin des étoiles
où nous nous retrouverons demain!

Прощай, товарищ,
пусть Бог тебя хранит
на пути, где за тобой приглядывает Ангел.
Пусть Дева тебе покажет
звездную дорогу,
где мы снова обретем друг друга.

Ничего об этой песне (Chant), присутствующей в сборнике скаутских песен, мне не удалось найти, кроме того, что иногда эти слова стоят под извещением о смерти человека. Есть и её исполнение монастырским хором. Кто же автор слов, с какого времени они известны? Этот французский текст встречается в сети неоднократно, но только в последние годы (позднее 2010г). Является ли автором мелодии Покрасс? Если заимствовали французы, знали ли они оригинальные слова?

Хочу оговорить, что вовсе не считаю заимствование мелодий особым грехом (когда заимствующий не настаивает на собственном авторстве). Будучи любительницей джаза, я привыкла, что при описании джазовых стандартов нередко пишут, что мелодия была использована таким-то при сочинении композиции такой-то и т.п. Еще знаю, что каверы одной песни могут быть самого разного характера (даже если без слов). Для меня здесь ярчайшим примером является знаменитейшая (не у нас) народная (traditional) песня "Больница Сент-Джеймса" (St.James infirmary), для которой известно чуть ли не двести каверов – от самых разухабистых до высоко утонченных. Но когда такой контраст в тексте и характере исполнения встречается для знакомой с детства мелодии, это поражает.

Салтыков_Щедрин уже продумал реформу РАН
клюни
plynius_secund
О ПЕРЕФОРМИРОВАНИИ DE SCIENCE АКАДЕМИИ.

«С юных лет получил я сомнение в пользе наук, а затем, постепенно произрастая, все более и более в том сомнении утверждался, так что ныне, находясь в чине подполковника и с 1807 года в отставке, даже не за сомнение, а уже за верное для себя оное почитаю.

Вращаясь между людьми всякого звания, я всегда примечал, что лишь те из них вполне благополучны, кои держат себя в довольном от наук расстоянии. Беспечная веселость лица, любезная простота нравов и иройство в телесных упражнениях — вот качества, отличающие истинного сына природы. Обладая сим неоцененным сокровищем, простодушный поселянин смело может считать свой жребий более счастливым, нежели даже вельможа, отягченный добычей и преступлениями. Причина же сему явная та: не зная наук, поселянин о многом не догадывается, а многого и совсем не разумеет. Напротив того, вельможа всего допытывается, но, не всегда будучи рассудительным, зачастую попадает совсем не в тот пункт, куда метить надлежит. И, вследствие того, приходит в меланхолию, а со временем и в истощение сил.


Посему, самым лучшим средством достигнуть благополучия почиталось бы совсем покинуть науки, но как, по настоящему развращению нравов, уже повсеместно за истину принято, что без наук прожить невозможно, то и нам приходится с сею мыслию примириться, дабы, в противном случае, в военных наших предприятиях какого ущерба не претерпеть. Как ни велико, впрочем, сие горе, но и оное можно малым сделать, ежели при сем, смотря по обширности и величию нашего отечества, соблюдено будет:

Первое, чтобы науки наши против всех прочих были превосходнее;

и второе, чтобы оные подлинно распространяли свет, а не тьму.

Но здесь представляется весьма щекотливый вопрос: как сего достигнуть?

На сие отвечаю кратко: посредством заведения таких учреждений, которые имели бы в предмете не распространение наук, но тщательное оных рассмотрение.

Казалось бы, что с сею именно целью учреждена в С.-Петербурге известная де сиянс академия, но ежели и была такова цель ее учреждения, то сколь много она от оной отдалилась!

Вместо того чтобы рассматривать науки, академия де сиянс отчасти распространяла их, отчасти же пребывала к ним равнодушною!

Причина такового упущения двоякая:

Во-первых, члены де сиянс академии, будучи в большей части из немцев, почитают для себя рассмотрение наук за нестерпимое и несносное.

Во-вторых, при обширных пространствах, занимаемых нашим отечеством, члены де сиянс академии не в силах уследить за возникающими в уездах и волостях науками, а равным образом, не имея никаких начальственных отношений к капитан-исправникам, не могут и сих последних уполномочить на то.

Очевидно, что пока сии две причины не будут устранены, дело останется все в прежнем положении!

А что положение сие нестерпимо, в том свидетельствуют три вещи:

1) В каждом селении заведен кабак, а в некоторых по два и по три.

2) На днях в Хвалынской губернии, как свидетельствует газета «Гражданин», одна дочь оставила одного отца, дабы беспрепятственнее предаться наукам.

и 3) На днях, при моих глазах, дочь одного почтенного генерала резала лягушку и надеялась получить от сего результат.


Все таковые факты внушили мне особливую некоторую мысль, развитие которой яснее выражается из следующих пунктов.

§ 1. Цель учреждения академий

В столичном городе С.-Петербурге учреждается особливая центральная де сиянс академия, назначением которой будет рассмотрение наук, но отнюдь не распространение оных1.

С тою же целью, повсеместно, по мере возникновения наук, учреждаются отделения центральной де сиянс академии, а так как ныне едва ли можно встретить даже один уезд, где бы хотя о причинах частых градобитий не рассуждали, то надо прямо сказать, что отделения сии или, лучше сказать, малые сии де сиянс академии разом во всех уездах без исключения объявятся.

Академиям сим, для большего удобства в предстоящих им действиях, прежде всего поставлено будет в обязанность определить:

§ 2. Что такое а науках свет?

Мнения по сему предмету разделяются на правильные и неправильные, а в числе последних есть даже много таких, кои, по всей справедливости, могут считаться дерзкими.

Дабы предотвратить в столь важном предмете всякие разногласия, всего натуральнее было бы постановить, что только те науки распространяют свет, кои способствуют выполнению начальственных предписаний. Во-первых, правило сие вполне согласуется с показаниями сведущих людей и, во-вторых, установляет в жизни вполне твердый и надежный опорный пункт, с опубликованием которого всякий, кто, по малодушию или из хвастовства, вздумал бы против оного преступить, не может уже сослаться на то, что он не был о том предупрежден.

§ 3. Какие люди для рассмотрения наук наиболее пригодны суть?

Люди свежие и притом опытные.

Как сказано выше, главная задача, которую науки должны преимущественно иметь в виду, — есть научение, каким образом в исполнении начальственных предписаний быть исправным надлежит. Таков фундамент. Но дабы в совершенстве таковой постигнуть, нет надобности в обременительных или прихотливых познаниях, а требуется лишь свежее сердце и не

1 О составе и занятиях сей центральной академии умалчиваю, предоставляя устройство сего вышнему начальству. Скажу только, что заведение сие должно быть обширное. [Примечание составителя проекта.]


вполне поврежденный ум. Все сие, в свежем человеке, не токмо налицо имеется, но даже и преизбыточествует.

Посему, как в президенты де сиянс академий, так и в члены оных надлежит избирать благонадежных и вполне свежих людей из местных помещиков, кои в юности в кадетских корпусах образование получили, но от времени все позабыли.

Примечание. Президентом следует избирать человека, хотя и преклонных лет, но лишь бы здравый ум был.

§ 4. Что от сего произойти может?

Следующее:

Прежде нежели свежий человек приступит к рассмотрению наук, он постарается припомнить, в каком виде преподавались оные ему в кадетском корпусе. Убедившись затем, что в его время науки имели вид краткий, он, конечно, оком несколько изумленным взглянет на бесчисленные томы, кои после того произошли. Во-первых, увидит он, что хрестоматии появились новые и притом такие, в коих заключаются зачатки революции. Во-вторых, что появилось множество наук, о коих в кадетских корпусах даже в упоминовении не бывало (в особенности одна из них вредная и, как распространительница бездельных мыслей, весьма даже пагубная, называемая «Психологией»). Третие, наконец, что партикулярные люди о таких материях явно размышляют, о которых в прежнее время даже генералам не всегда размышлять дозволялось.

В виду сего, как он поступит?

Не знаю, как другие, но я поступил бы прямо и откровенно, то есть сказал бы: все сие навсегда прекратить!

А кто же, кроме вполне свежего человека, может таким образом поступить?

§ 5. О пределах власти де сиянс академий

Пределы власти де сиянс академий надлежит сколь возможно распространить.

Везде, где присутствуют науки, должны оказывать свою власть и де сиянс академии. А как в науках главнейшую важность составляют не столько самые науки, сколько действие, ими на партикулярных людей производимое, то из сего прямо явствует, что ни один обыватель не должен мнить себя от ведомства де сиянс академии свободным. Следственно, чем менее ясны будут границы сего ведомства, тем лучше, ибо нет ничего для начальника обременительнее, как ежели он видит, что пламенности его положены пределы.


§ 6. О правах и обязанностях президентов де сиянс академий

Президенты де сиянс академий имеют следующие права:

1) Некоторые науки временно прекращать, а ежели не заметит раскаяния, то отменять навсегда.

2) В остальных науках вредное направление переменять на полезное.

3) Призывать сочинителей наук и требовать, чтобы давали ответы по сущей совести.

4) Ежели даны будут ответы сомнительные, то приступать к испытанию.

5) Прилежно испытывать обывателей, не заражены ли, и в случае открытия таковых, отсылать, для продолжения наук, в отдаленные и малонаселенные города.

и 6) Вообще распоряжаться так, как бы в комнате заседаний де сиянс академии никого, кроме их, президентов, не было.

Обязанности же президентов таковы:

1) Действовать без послабления.

и 2) От времени до времени требовать от обывателей представления сочинений на тему: «О средствах к совершенному наук упразднению, с таким притом расчетом, чтобы от сего государству ущерба не произошло и чтобы оное, и по упразднении наук, соседей своих в страхе содержало, а от оных почитаемо было, я ко всех просвещением превзошедшее».

§ 7. Об орудиях власти президента

Ближайшие орудия президента суть члены де сиянс академии.

Права их следующие:

1) Они с почтительностью выслушивают приказания президента, хотя бы оные и не ответствовали их желаниям.

2) По требованию президента являются к нему в мундирах во всякое время дня и ночи.

3) При входе президента встают с мест стремительно и шумно и стоят до тех пор, пока не будет разрешено принять сидячее положение. Тогда стремительно же садятся, ибо время начать рассмотрение.

4) Ссор меж собой не имеют.

5) В домашних своих делах действуют по личному усмотрению, причем не возбраняется, однако ж, в щекотливых случаях обращаться к президенту за разъяснениями.

6) Наружность имеют приличную, а в одежде соблюдают опрятность.

7) Науки рассматривают не ослабляючи, но не чиня по


замеченным упущениям исполнения, обо всем доносят президенту.

8) Впрочем, голоса не имеют.

После того, в качестве орудий же, следуют чины канцелярии, кои пребывают в непрерывном писании. Права сих чинов таковы:

1) Они являются к президенту по звонку.

2) Рассматривать науки обязанности не имеют, но, услышав нечто от посторонних людей, секретно доводят о том до сведения президента.

3) Бумаги пишут по очереди; написав одну, записывают оную в регистр, кладут в пакет и, запечатав, отдают курьеру для вручения; после того зачинают писать следующую бумагу и так далее, до тех пор, пока не испишут всего.

4) Голоса не токмо не имеют, но даже рта разинуть не смеют.

и 5) Относительно почтительности, одежды и прочего поступают с такою же пунктуальностию, как и члены.

Кроме сего, в распоряжении президента должна быть исправная команда курьеров.

§ 8. О прочем

Что касается прочего, то оное объявится тогда, когда де сиянс академии, в новом своем виде, по всему лицу российския державы действие возымеют. Теперь же присовокупляю, что ежели потребуется от меня мнение насчет мундиров или столовых денег, то я во всякое время дать оное готов».

Отставной подполковник Дементий Сдаточный.



Я прочитал до конца, но что после этого было — не помню. Знаю, что сначала я ехал на тройке, потом сидел где-то на вышке (кажется, в трактире, в Третьем Парголове), и угощал проезжих маймистов водкой. Сколько времени продолжалась эта история: день, месяц или год, — ничего неизвестно. Известно только то, что забыть я все-таки не мог.

Поправки? Отмена? Щас...
клюни
plynius_secund
Оригинал взят у moisav в Поправки? Отмена? Щас...
Письмо академика Валерия Рубакова, с просьбой распространить по институтам:


---------- Forwarded message ----------
Date: Fri, 13 Sep 2013 18:47:18 +0400 (MSK)
From: V.A.Rubakov ....
To: ....
Subject: Срочно!

.....
Распространите по СКИ. Похоже, закон будут принимать
17-го.

Только что получил пакет поправок, подготовленных
Админстрацией Президента (пока неофициальные).
Абсолютно неприемлемы!

1) Организации РАН (а также РАМН и РАСХН)
передеются в ведение ФОИВ (в просторечии Агенство).
Исключение делается для организаций региональных
отделение РАН (СО, УрО, ДВО) -- они остаются
подведомственными региональным отделениям РАН.
Агенство является учредителем организаций,
оределяет гос. задания для них, финансирует, etc.

Таким образом, РАН (но не ее региональные отделения)
становитcя клубом.

2) Отсутствует положение о том, что руководителем
Агенства по должности является Президент РАН.

Эти два пункта вместе -- главная бомба! Кроме того:

3) РАМН и РАСХН присоединяются к РАН с моменьа вступления
закона в силу. Академики РАМН и РАСХН становятся академиками
РАН с этого же момента. Про член-корров РАМН и РАСХН
сказано, что они превращаются в член-корры РАН на
основании Устава РАН. Прописано первое общее собрание новой
РАН. 3 года без избрания новых членов РАН.

4) Директора согласовываются Президиумом РАН, одобряются
Комиссией по кадровым вопросам Совета по науке при Президенте РФ,
избираются коллективами институтов и утверждаются Агенством.

5) Региональные отделения финансируются через РАН, и не являются
главными распорядителями бюджетных средств (типа, хватит с них
п. 1).

6) В составе Общего собрания РАН нет представителей институтов.
(Да и зачем -- клуб же).

Надо немедленно реагировать!
Правда, эти поправки пока не являются официальным документом.

Валерий

P.S. По другой линии сообщают:
В. Рубаков звонил и просил передать: описанные им ранее поправки были внесены в ГД сегодня днем. И это точная информация.


Какой язык выберем?
клюни
plynius_secund
Итак, нам предложили заполнить анкету в связи с реформированием РАН, где есть такой пункт:"Считаете ли Вы, что русский язык должен и впредь оставаться одним из языков мирового научного сообщества, а публикации в признанных русскоязычных научных изданиях иметь вес, сопоставимый с публикациями на английском языке?" Ответы: да, нет, не знаю.
Как ответить? Ведь спросили, желаете ли Вы быть здоровым и богатым. Конечно, желаю.
Что значит - публикации в признанных русских научных журналах должны иметь вес? Мы установим какой-нибудь коэффициент, может, даже выше, чем за англоязычную статью? Для внутреннего употребления, как было с ПРНД? А что значит - признанных? Известно, ведь, что импакт-фактор их редко превышает 1. А о какой еще признанности можно говорить? И как они будут иметь вес, если даже те немногие, кто отреагировал на мой предыдущий пост, посвященный этому вопросу, уведомили, что они печатают по-английски что получше, и по-русски - остальное.
Не знаю, как ответить. Поставить минус - обвинят в непатриотичности. Поставить плюс - покривить душой, так как я не вижу путей повысить международный вес на русском языке.

Думаю, поставлю минус и поясню, что не предлагаю полностью отказываться от русского, но основной поток публикаций надо пустить на английский. Не знаю, во сколько может обойтись выпуск всех основных журналов на английском, но задешево решить обе задачи (сохранить язык и повысить вес журналов не получится).

В сегодняшнем номере ТрВ интервью М.С.Гельфанда с дамой, защитившейся на PhD Санкт-Петербургского Ун-та, диссертация и защита - полностью на английском.

Один доктор наук предложил…
клюни
plynius_secund
Ну вот, граждане, доценты с кандидатами, приехали, поздравляю вас с яркой демонстрацией urbi et orbi, и всему честнОму народу, каков может быть полет творческой мысли доктора наук.


http://www.vesti.ru/doc.html?id=1111233
Депутат Госдумы Елена Мизулина продолжает бороться с ЛГБТ-сообществом и оскорблениями в Интернете. Руководитель думского комитета и ее первый заместитель пожаловались в Генпрокуратуру на известного российского гей-активиста Николая Алексеева.
Елену Мизулину и Ольгу Баталину возмутили высказывания одного из лидеров ЛГБТ-движения в "Твиттере". Они заявили, что в течение последних месяцев Алексеев публиковал в микроблоге нецензурные высказывания в их адрес. Такова была реакция активиста на работу над законом, запрещающим пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних.
По словам Мизулиной, они с коллегой просят прокуратуру возбудить в отношении Алексеева уголовное дело об оскорблении представителя власти. За это гей-активисту грозит штраф до 40 тысяч рублей либо общественные работы сроком до года. Парламентарии настаивают именно на втором виде наказания.
"Если уголовное дело будет возбуждено, то мы будем просить о применении наказания в виде обязательных работ в местах, где он не сможет заниматься гей-пропагандой, например, на "труповозке". Только такое наказание его сможет исправить. Он поймет, что так нельзя себя вести интеллигентному и высококультурному человеку, каким он себя позиционирует", — заявила Мизулина в интервью газете "Известия".
Еле́на Бори́совна Мизу́лина (род. 9 декабря 1954 года в Буе Костромской области, РСФСР, СССР) — российский государственный и политический деятель…Доктор юридических наук (1992), профессор.